о проекте

объекты

персоналии

библиотека

Операция по наступлению на Калинин была очень важна для немцев. И главная заслуга защитников города состояла в том, что они оттянули на себя значительные силы противника и сковали их, не дав принять участие в общем наступлении на Москву, на достаточно долгий срок. Несмотря на то, что поначалу город в военном отношении к обороне готов фактически не был, и переброска войск в город только начиналась, взять Калинин наскоком, как планировалось изначально, фашистам не удалось. Однако силы были не равны: 3-й танковой группе и 9-й полевой армии мы могли противопоставить только части 5-й стрелковой дивизии, всего около 2 тысяч человек, истребительный батальон НКВД, не более 500 человек и некоторое количество ополченцев, вооруженных старыми канадскими винтовками Росса и парой гранат.

Наиболее яростные бои развернулись за железнодорожный мост через Волгу: Октябрьская железная дорога была очень важна. Немцы смогли занять объект, но бой с ними все еще продолжался, когда прямо сквозь порядки спешенной немецкой мотопехоты, под пулеметным обстрелом в город  прорвался эшелон со 190-м стрелковым полком.

Тем не менее, к вечеру 14 октября в практически опустевший город въехали немецкие мотоциклисты, за ними танки.

Оккупация Калинина длилась всего 62 дня. Не так много. Но оставшиеся в оккупации мирные жители не знали, когда она закончится. В ходе оккупации погибло более 2500 человек из числа гражданского населения. А все, кто пережил оккупацию или побывал в эвакуации, до конца жизни вспоминают эти эпизоды, как чрезвычайно значимые, ключевые в своей жизни.

Эвакуация началась поздно,  во второй декаде октября. Большинство мирных жителей уходили пешком, захватив с собой только вещи первой необходимости. Однако в силу разных обстоятельств уйти удалось не всем: некоторым просто некуда были идти, кто-то был болен, кто-то стар, у кого-то были грудные дети, кто-то готовился уйти, но до последней минуты готовил к эвакуации важные документы или вещи и не успел.

Готовясь к войне, НКВД оставил в городе несколько групп подпольщиков. Их главными задачами были сбор данных о вооружении и численности противника, а также диверсионная деятельность.

Самыми подходящими подпольщиками были те, кто не подлежал призыву и поэтому не вызывал особых подозрений у немцев: инвалиды, женщины, подростки из местных. Те, кому известны все входы-выходы, те, кто может выглядеть потерянным, напуганным и не опасным. О калининских подпольщиках мы и поговорим.

Но сначала давайте себе представим, что бы мы увидели вокруг, если бы оказались в Калинине в октябре-декабре 1941 года.

Здание, в котором сейчас располагается библиотека Горького, было построено уже после войны, в 1954 году. До войны на том же месте был Калининский ТЮЗ. В период оккупации здание было разрушено. В Государственном архиве Тверской области сохранились документы, датированные 23 февраля 1946 года, в которых уже шла речь о проектировании и строительстве специального здания для библиотеки на этом месте. До войны библиотека имени Горького располагалась в здании театра драмы, в крыле, выходившем в Свободный переулок.

Современное здание Тверского академического театра драмы было приспособлено под нужды театра еще в 1934 году, в бывшем здании Гостиного двора. В то время вход в театр был с улицы Советской. В период оккупации здание сохранилось, но в ходе боёв за освобождение Калинина, очень сильно пострадало: осталась практически одна фасадная сторона. Областной драматический театр открылся в восстановленном и перестроенном доме в 1951 году. С тех пор вход в него с Театральной площади, которая тогда и появилась.

Несмотря на то, что все памятники Ленина в городе были уничтожены, памятник Карлу Марксу гитлеровцы пощадили. По одной из версий они приняли его за Льва Толстого, по другой версии, таким образом, они выразили уважение своему земляку.

На другой стороне Театральной площади располагается здание, которое было построено для Дворянского собрания. С1935 года это был Дом Красной армии. В период оккупации немцы устроили здесь офицерский клуб, в котором  планировали отпраздновать наступающий  1942 год. Однако 17 декабря 1941 года именно на этом здании, водружено Красное знамя, как знак освобождения города Калинина от захватчиков.

Нынешняя Соборная площадь до недавнего времени называлась площадью Революции. В 1941 году она, конечно выглядела по-другому: новый Спасо-Преображенский собор не был построен, а старый в 1935 году был взорван, поэтому вид на бывший Императорский путевой дворец с Советской улицы был открыт. После революции здесь находились различные советские учреждения, музей, а в 1935 году, когда была образована Калининская область, здание занял исполнительный комитет областного совета народных депутатов. На площади установили скульптуру, изображавшую Ленина и Сталина на скамейке, которую немцы убрали после захвата города. В здании путевого дворца разместили штаб 9-й немецкой армии, а саму площадь заняли под солдатское кладбище. В ходе боёв за освобождение города в декабре 1941 года здание сильно пострадало и было восстановлено только к 1948 году. Кладбище было полностью ликвидировано весной 1942 года. После освобождения Калинина немецких солдат перезахоронили за северной окраиной города, а в 2009 году их останки были перемещены на Ржевское кладбище.

На противоположной стороне дороги располагается красное кирпичное здание. Сейчас это тверская гимназия № 6 с углубленным изучением английского языка. А в 1905 году здесь было открыто Тверское городское восьмиклассное женское коммерческое училище. В октябре 1941 года в здании размещалась школа № 7, а в период оккупации – немецкий военный госпиталь, в котором работал пожилой врач с обычной русской фамилией Петров. На самом деле этот человек был разведчиком, который очень помог нашему командованию при разработке плана освобождения города Калинина.

Николай Яковлевич Петров (1871-1957) был абсолютно уникальным человеком, настоящим самородком. Он родился в 1871 году в одной из деревень нынешней Воронежской области в очень бедной семье, поэтому вынужден был много работать с самого раннего возраста. Несмотря на это, Николай смог самостоятельно подготовиться к поступлению в гимназию и выучить 5 языков. В Германии молодой человек обучался медицине, работая переводчиком у прибалтийского немца, российского чиновника по особым поручениям, фон Кистера, а потом обучая русскому языку детей немецкого банкира. В Германии он женился на фельдшерице-француженке, в семье родилось двое детей. Вернувшись в СССР, Николай Яковлевич экстерном сдал экзамены в Петербургской военно-медицинской академии и перед войной стал главным врачом в доме отдыха «Тетьково» в Кашинском районе. В феврале 1941 года, когда ему было уже 70 лет, Петров неожиданно для всех вступил в партию. А уже через несколько месяцев, с началом войны, Николая Яковлевича вызвали в разведотдел Калининского фронта и предложили поработать в тылу немцев. По легенде в годы Империалистической войны Петров добровольно сдался немцам в плен и много лет прожил в Восточной Пруссии. Позже, уже живя в СССР, он постоянно мечтал переехать в Европу, поэтому с радостью встретил немецкие войска и готов послужить «Великой Германии», несмотря на пожилой возраст. Так Николаю Яковлевичу очень быстро удалось устроиться врачом в немецкий госпиталь и добыть от раненых немецких военнослужащих ценнейшую информацию, которую связные передали в штаб Пиманову. За эти сведения, использованные при разработке операции по освобождению Калинина, Петров был награжден орденом Красного Знамени.

До войны в Калинине был только один пешеходный моста через Волгу -Старый Волжский мост. Помимо него, было много переправ, по реке ходили катера, а зимой жители переходили реки по льду. Во время оккупации все перемещения без специального разрешения были запрещены под угрозой расстрела. Таким образом фашисты контролировали перемещение людей по городу. Для своих нужд они возвели переправу из брёвен и досок близ улицы Благоева. 16 декабря ею воспользовались наши наступавшие войска.

Давайте обратим внимание на противоположную сторону Советской улицы. Горсад в военное время сильно пострадал, хотя некоторые объекты уцелели. Сохранился деревянный цирк-шапито на 1300 посетителей, фонтан, построенный в 1904 году, пара столетних лип и вязов. Однако многое было разрушено: кафе-ресторан «Кукушка», в котором когда-то ужинал Есенин, большинство парковых скульптур, памятник Сталину. Во время оккупации в горсаду были виселицы. При отступлении немцы облили южный крутой берег Волги водой, для того, чтобы он быстро покрылся толстой коркой льда, и нашим штурмующим бойцом было труднее атаковать.

В «Доме Ворошиловских стрелков» в 1941 году располагался военно-педагогический институт, курсанты которого принимали участие в обороне города в октябре 41. Сейчас является общежитием академии военно-космической обороны, другая часть состоит из жилых квартир.

В период оккупации в Калинине под руководством разведорганов Калининского фронта и НКВД действовали 2 подпольные группы: Константина Елисеева и Николая Нефёдова.

26-летний комсомолец Константин Елисеев не попал на фронт по состоянию здоровью. До войны он работал заведующим книжной базой Калининского отдела Военторга. В оккупированном городе Елисеев имел постоянную налаженную связь с разведотделом штаба Калининского фронта. Именно его группа вела разведработу. На явочные квартиры подпольщиков через линию фронта приходили разведчики, направленные разведотделом Калининского фронта. Они получали ценные данные о противнике и доставляли их через линию фронта. Также подпольщики распространяли листовки «Вести с советской Родины», на полях которых писали: «Прочитай и передай другому!», расклеивали на улицах города текст обращения Калининского обкома ВКП(б) к населению.

27-летний секретарь комсомольской организации слесарно-механических мастерских райпромкомбината Николай Нефёдов также получил бронь и не попал на фронт из-за своей хромоты. Ему поручили подобрать группу подростков для ведения подпольной работы в оккупированном городе. Члены группы Нефедова организовывали диверсии, уничтожали отдельных солдат и офицеров противника, выводили из строя его боевую технику, нарушали связь.

Известна история молодежной группы Василия Павлова – ученика 22 (в настоящее время № 16) школы города Калинина. В этой же школе учились и другие подпольщики.

Все началось с того, что Вася Павлов и Женя Логунов – два приятеля-старшеклассника, участника акробатической группы Дворца пионеров - вместе со своими матерями ушли в эвакуацию, но 15 октября недалеко от села Кушалино колонну беженцев расстреляли два немецких самолета. Потеряв в суматохе родителей, ребята решили идти в штаб Калининского фронта, располагавшейся неподалеку. В конце октября ребята уже получили первое задание. Им предстояло вернуться в оккупированный город и организовать подпольную группу, для того чтобы собирать разведданные о противнике и организовывать диверсии в тылу врага.

Ночью, перейдя линию фронта в районе поселка Вагонников, Вася Павлов и Женя Логунов вошли в город и разыскали своего будущего «шефа» Константина Елисеева, который остался здесь по заданию командования. С ним они и обсудили план дальнейших действий.

Вскоре группа подпольщиков расширилась, и ребята провели много успешных акций. Жили они все в основном недалеко от школы на набережной Степана Разина. Дома здесь стоят вплотную друг к другу, а проезд во дворы осуществляется через арки. Такая застройка, названная «единой фасадой», осуществлена в соответствии с первым регулярным планом по проекту П. Р. Никитина. Отопление было печным, поэтому во дворах находились дровяные сараи, туалеты располагались на улице. В 4-м доме на набережной Разина (до 1980 года этот дом был 9-м) жил один из школьников-подпольщиков, Евгений Карпов. Именно здесь, для выполнения важной операции, ребята и шили маскхалаты, когда по доносу соседки Карповых их арестовали. Случайно удалось спастись только Василию Павлову, который как раз в момент ареста вышел в туалет на улице. Мария Ефимовна – хозяйка квартиры и мать Жени Карпова, которую выводили первой, успела ему крикнуть: «Беги!». И он скрылся во дворах между сараями. Остальные ребята:  Евгений Логунов, Юрий Иванов, Евгений Карпов и Евгений Инзер и мать Жени Карпова, к сожалению, погибли. Их расстреляли в подвале комендатуры на ул. Крылова, 25 (тогда улица называлась Вольной). Трупы обнаружили уже после освобождения города, в январе 1942 года в одном из сараев недалеко от комендатуры.

В память о действии группы и об этих событиях на доме № 4 повешена мемориальная доска.

Со смотровой площадки в створе Студенческого переулка хорошо просматривается устье Тверцы, и Богомоловский  мост через эту реку. В 1941 году он назывался Старым Тверецким. Несмотря на то, что мост являлся важным стратегическим сооружением, наши отступающие войска не успели его взорвать, хотя взрывчатка в опоры была заложена. Зато наши артиллеристы подбили на этом мосту несколько вражеских танков и своим огнём не позволяли растащить эту пробку. Это задержало продвижение немцев на целых два дня, за которые к нашим войскам подошло пополнение из Сибири. Наступление на северо-восток, в сторону Бежецка, было полностью сорвано. Линия фронта установилась по Соминке, Тверце, Исаевскому ручью и северным и восточным окраинам Затверечья.

В нынешней гостинице «Селигер», построенной в 1938 году на месте Владимирской церкви, немцы разместили штаб одной из своих армий. В 1941 году здание пострадало, впоследствии было восстановлено.

На площади Ленина расположена администрация города Твери. В 1941 году в этом здании находился исполкомом горсовета. Оккупанты разместили здесь СД (служба безопасности рейхсфюрера). Большой зал второго этажа принадлежал руководителю СД в Калинине. На первом этаже располагались караульный отряд и канцелярия. В подвале была тюрьма.

Посередине площади находится памятник Ленину. Первый памятник был установлен здесь еще в 1926 году. В 1941 году немцы уничтожили его, расстреляв из пушки. На постамент водрузили свастику. Газоны за памятником превратились в офицерское кладбище. После освобождения города все эти могилы были уничтожены, останки перезахоронены, теперь там братская могила воинов, погибших при освобождении Калинина.

Наверное, самые яркие страницы о работе подпольщиков в нашем городе можно связать с Вознесенской церковью и с именем очень неоднозначного и интересного человека Василия Михайловича Ратмирова (архиепископа Василия). Он родился в 1887 году в семье священника, закончил семинарию и начал служение, как священник. Однако в 1922 году, как и многие представители духовенства, отец Василий стал сотрудничать с новой советской властью и ушел в обновленчество. В 1941 году он вернулся: принес покаяние и был принят в «староцерковную» юрисдикцию. Тогда же у руководства НКВД возникла идея внедрения в занятый немцами город профессиональных разведчиков Василия Михайловича Иванова и Ивана Ивановича Михеева под видом иподьяконов. Руководитель операции – легендарная советская разведчица, детская писательница Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина, убедила Ратмирова в ней участвовать. 27 августа 1941 года группа архиепископа прибыла в Калинин и начала служение в Покровском храме на набережной реки Тьмаки. При захвате города в октябре храм пострадал, поэтому Василий Михайлович явился к оккупационному начальству и попросил открыть другой храм – Вознесенский, в котором в 1941 году располагался краеведческий музей.  Работал в нем Сергей Николаевич Юреньев – потомок дворянского рода, образованнейший и интеллигентнейший человек. Для того чтобы избежать разграбления коллекции, он вынужден был пойти на сотрудничество с немецкими оккупационными властями и даже устроиться работать начальником отдела по культуре и народному просвещению городской управы, за что и отсидел в ГУЛАГе 9,5 лет после войны. Он не дожил до реабилитации, так как умер в 1970-м, а реабилитировали его за отсутствием состава преступления только в 1992-м.

А немцы согласились передать Вознесенский храм верующим, и группа архиепископа Василия успешно обеспечивала выполнение разведывательных и диверсионных задач. Немцы были вполне уверены в лояльности Ратмирова, поэтому перед отступлением завербовали архиепископа, как надежного и проверенного человека, для работы в советском тылу, надеясь на возвращение немецкой армии. После освобождения Калинина Ратмиров по наводке одного из жителей был задержан как немецкий пособник и препровожден в Управление НКВД. Конечно, его отпустили, и подпольная работа продолжалась, так как немцами была оставлена собственная агентурная сеть и регулярно забрасывались новые агенты.

Современная пешеходная улица Трёхсвятская раньше называлась улицей Урицкого. В 1941 году по ней ездили машины и даже ходили трамваи. В период оккупации многие дома на ней были разрушены. В канун очередной, 24-й годовщины Октябрьской революции, несмотря на то, что за 2 дня до намеченного мероприятия весь актив, задумавший дело, был арестован, члены группы Нефёдова вывесили на крыше бывшего спортзала (Трехсвятская, 28) красный флаг. Сейчас кажется, что это не особенно громкое и важное дело, но, если посмотреть на него с исторической точки зрения, то вырисовывается совсем другая картина. В довоенном Советском Союзе праздников, в которые трудящимся полагались выходные, были только революционные: 1 Мая – День международной солидарности трудящихся и 7 ноября – годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Каждый отмечался по два дня. Немецкая оккупация полностью изменила жизнь города. Гитлеровцы пришли как захватчики и не скрывали этого. Немцы отбирали у горожан всё, что хотели, занимали дома, выгоняя жителей на улицу, убивали всех, кто казался им подозрительным. На мостах стояли караулы, по улицам ходили патрули. С 16 до 8 часов действовал комендантский час, любой человек, застигнутый в это время без документов, выданных оккупационными властями, мог быть расстрелян на месте. Немцы обязали всех трудоспособных жителей работать на них, а некоторых угнали на работы в Германию. Город накрыл страх. И тут, в задавленном оккупацией городе, вдруг появляется красный флаг! Это был символ: немцы не победили! Наши войска вернутся!

В здании, где сейчас располагается образовательная площадка «Рельсы» (Трехсвятская, 18 А), в 1941 году было ателье. Во дворе дома немцы расположили свой склад теплых вещей, который подожгли подпольщики.

Пятиэтажного дома № 19 на улице Радищева в 1941 году не было. Он появился только в 60-е. А в период оккупации на его месте располагались два двухэтажных дома с номерами 17 и 19. И в каждом из этих домов были явочные подпольные квартиры. Их хозяйки (М. П. Смирнова  и Н. А. Зверева) поддерживали связь с партизанскими отрядами и со штабом Калининского фронта.

15 декабря, когда стало очевидно, что немцы готовятся к отступлению, члены группы Нефёдова пробрались в конец Советской улицы и возле здания городской Советской больницы устроила засаду, чтобы не дать немцам сжечь и взорвать уцелевшие в округе дома.

16 декабря 1941 года в ходе Калининской наступательной операции частями 29-й и 31-й армий Калининского фронта город Калинин был освобожден. Столица Верхневолжья стала первым областным центром, избавленным от немецко-фашистских захватчиков. Все истории, связанные с работой подпольщиков в оккупированном городе, рассказать невозможно. Да и не все они обнародованы.

Тверская областная библиотека им А.М. Горького
Краеведческий информационный центр
Сылка на сайт обязательна!
2020